Кино на выходные: “Земля кочевников” Хлои Чжао
Telegram

10 января Национальное сообщество американских кинокритиков назвало лучшие фильмы 2020-го. Главной кинолентой года была признана драма Хлои Чжао “Земля кочевников”. В сентябре 2020 фильм победил на Венецианском кинофестивале и получил почетного Золотого льва. Пришло время приглядеться к этому камерному произведению внимательнее.

Оригинальное название: Nomadland;
Год выпуска: 2020;
Страна: США;
Режиссер: Хлоя Чжао;
Сценарий: Хлоя Чжао, Джессика Брудер;
Жанр: драма;
Награды: Золотой лев Венецианского кинофестиваля-2020; приз зрительских симпатий и премия Роджера Иберта на кинофестивале в Торонто-2020; 2 премии Золотой глобус-2021 — за лучшую драму года и лучшую режиссуру.
Актеры: Фрэнсис МакДорманд, Гэй ДеФорест, Патриша Грайр, Линда Мэй, Анджела Рэйс…;
Продолжительность: 108 минута;

 

Синопсис: Ферн уже не молода. Ее муж давно умер; теперь, во времена нового экономического кризиса, она теряет работу. Ферн не остается ничего, как сесть в  фургон и стать кочевницей — одной из многих, кто обрел дом в молчаливых просторах Нового Света.

 

“Земля кочевников” уже обрела негласный статус главного фильма ушедшего года. Победа на Венецианском кинофестивале, многочисленные рейтинги лучшего из лучших, высокие оценки критиков… Можно с уверенностью сказать, что на “Оскаре”, который в 2021-ом состоится в апреле, драма Хлои Чжао окажется главным событием.

2020-ый для кинематографа оказался во многих смыслах фатальным. После очень сильного прошлого года — времена пандемии, закрытые кинозалы, перенесенные премьеры, отмененные фестивали. Каннский так и не состоялся, Венецианский прошел в масочном режиме, а наградной сезон оттянули до апреля 2021-го… В этой ситуации индустрия испытала едва ли не шоковое состояние, поэтому выход в лидеры фильма о временах нового экономического кризиса и целой прослойке людей, которые остались без постоянной работы и поэтому отправились скитаться по стране в поисках временных заработков, кажется логичным прологом для 2020-ых. Будем надеяться, что не пророческим.

Меланхоличный, тягучий и во многом лишенный сюжета в его привычном понимании, этот фильм кажется парадоксальным в соединении предельной натуралистичности и поэтичности, скупости выразительных средств и вместе с тем атмосфере надмирности.

Происхождение режиссера — Хлоя Чжао родилась недалеко от Пекина, но карьеру сделала в Штатах — кажется тоже важным. Чжао приносит азиатскость в американское кино: и созерцательное отношение к миру, и тему взаимоотношений человека и природы, и даже сосредоточенность на “маленьких людях”, оставшихся вне социальной иерархии — все это, кажется, оттуда, из корней режиссера. Мультикультурность всегда играет с нами злую шутку — адаптируясь к новой реальности, мы все равно не в силах преодолеть своих изначальностей.

“I’m not homeless, I’m houseless” — произносит героиня Фрэнсис МакДорманд в одной из сцен “Земли кочевников”, и эту фразу можно назвать основной в фильме. Бесприютность человека и невозможность обрести пристанище, “ласковое равнодушие мира”, всегда красивого, но безразличного человеку — об этом “Земля кочевников”, которая далеко выходит за пределы хроники времен нового экономического кризиса, нашей очередной Великой Депрессии, которая пришла вслед очередному Веку Джаза.

“Земле кочевников” при всей ее камерности, тяготении к предельному реализму, присущ сильный  окрас постапокалиптичности. При просмотре невольно создается впечатление, что все уже свершилось, конец света состоялся, общество распалось, нам придется все отстраивать с нуля, но сколько для этого понадобится времени… Режиссер рисует портрет состояния мира после конца и умудряется даже в нем отыскать свою нежность, и в этом есть глубокая мудрость картины, за которую ее так и ценят — даже в состоянии, когда все разрушено, можно найти повод ценить жизнь. “Земля кочевников” — фильм утешительный. Несмотря на трудности, его героиня не чувствует себя несчастной, а продолжает идти навстречу закатам и рассветам равнин Америки.

Родной городок Ферн, который поразил экономический кризис, символически называется Эмпайр. “Земля кочевников” —  еще и кино о кризисе Империи, причем не только какой-то конкретной, а самого этого понятия. Мы живем во времена распада крупных государственных образований, когда центры больше не держат. И тот факт, что Чжао, уроженка Китая, живет и работает в США, которые очень любит и которые воспевает в своем творчестве, — добавляет этому дополнительный смысл. Мы утратили дом как место и конкретный смысл. Страны, языки и национальности нас больше не держат, и это хорошо, потому что они создавали нам только проблемы. Теперь мы открыты всей Вселенной. Отсутствие одного смысла означает свободу и многообразие возможностей. “I’m not homeless, I’m houseless”. Наш дом — вся планета, причем режиссер намеренно и раз за разом обращает внимание зрителя на могущество природы, которая, в отличие от созданного человеком, просто существует — молчалива, красива, благородна. В какой-либо стране, из-за того, что создал человек — идей или образованной на их основе системы — нам может не оказаться места. Природа безразлична, но никогда не отвергает нас. Этим объясняется и натурализм фильма — мы часть мира с его скалами, ущельями и закатами, а не части Империй. Мы свободы, а вот что делать с этой свободой, каждый из наш должен решить сам.

Фильм особенно поэтичен в изображении природы. Он воспевает пейзажи, пустоши и просторы Америки, облекает их в музыку. Природные кадры в изображении оператора Джошуа Джеймса Ричардса — возможно, самая сильная сторона фильма и точно лучшая его часть. Джошуа Джеймс Ричардс известен зрителю своей блистательной работой в драме Френсиса Ли “Божья земля” (God’s Own Country, 2017) — об отношениях йоркширского фермера и мигранта из Румынии. В “Земле кочевников” его манера съемки достигает совершенства, внося пасторальность в изображение американского ландшафта.

Инициатором создания фильма стала актриса Фрэнсис МакДорманд, которая прочла документальную книгу Джессики Брудер “Земля кочевников: выжить в Америке XXI века” и решила перенести ее на экран. Артистка, известная зрителю по фильмам братьев Коэнов и Мартина МакДонаха, играет лучшую роль в своей карьере — основанную на полутонах, сдержанную, исполненную внутренней простоты.

Перенос документального жанра в художественный — тоже довольно интересный прием, созвучный и времени, и самому 2020 году, в котором реальность превалировала над фикшном. Не зря в категории “лучший международный фильм” у критиков лидирует румынская и тоже документальная лента “Коллектив”. Такова новая реальность, в которой мы живем, и “Земля кочевников” ее выражает, поэтому и заслужила столь пристального внимания фестивалей, академиков и обычных зрителей.

Фильм обнаруживает родство и с недавним лауреатом Международной Букеровской премии, “Беглецами” Ольги Токарчук, в которых речь тоже шла об утрате нами одного конкретного места жительства, о кочевничестве как новом образе жизни. Хлоя Чжао работает примерно с этими же темами, но облекает их в глубоко индивидуальную форму.

“Земля кочевников” — фильм, который точно останется в истории от 2020-го, но окажется ли он у вас в списках любимого, на этот вопрос вам еще предстоит ответить.

 

Автор: Игорь Корнилов

Telegram