Наш кинопрокат: Стоит ли идти на “1917” Сэма Мендеса
Telegram

Возобновляем нашу подготовку к “Оскару”. В этот четверг в молдавских кинотеатрах состоялась премьера исторической драмы Сэма Мендеса “1917”, которая считается одним из фаворитов нынешнего наградного сезона. Картина уже получила свой “Золотой глобус” как лучшая драма 2019 года, а на прошедшей 2 февраля премии “Бафта” одержала победу в семи категориях.

“1917”

Год выпуска: 2019;
Страна: Великобритания; США;
Режиссер: Сэм Мендес;
Сценарий: Сэм Мендес, Кристи Уилсон-Кернс;
Жанр: историческая драма;
Актеры: Джордж Маккэй, Дин-Чарльз Чепмен, Эндрю Скотт, Колин Фёрт, Бенедикт Камбербэтч;
Награды: 3 премии Оскар-2020 за лучшую операторскую работу, лучшие визуальные эффекты и лучший звук; 7 премий Бафта-2020 за лучший фильм года, лучший британский фильм года, лучшую режиссуру, лучшую операторскую работу, лучшую работу художника-постановщика, лучший звук и лучшие визуальные эффекты; Золотой глобус-2020 за лучшую драму года;
Продолжительность: 119 минут.

Синопсис:

На дворе 1917-ый. До окончания Первой мировой еще почти год. На Западном фронте по-прежнему без перемен. И ужас в глазах застыл напополам с почти апокалиптическими видениями мира.

Вдохнуть жизнь в жанр военной драмы, о которой было сказано в ХХ веке так много, — сегодня задача не из самых простых. Выросли другие поколения, обновилась жанровая палитра современного кинематографа, изменился сам зритель, а копировать одни и те же схемы давно стало не интересным. Сегодня зрителю нужно предлагать новый подход, чтобы оставаться на плаву современности. Нолан в “Дюнкерке” (2017), например, задействует для этого теорию относительности. Дюнкеркская операция у него показана сразу с трех точек зрения: с земли, с воздуха и на воде, — и в каждой новой системе координат время течет по-разному. Перед нами, в первую очередь, фильм о природе времени.

Мендес в “1917” поступает иначе. Во-первых, он делает ставку на форму, а главным действующим лицом съемочного процесса здесь становится оператор. “1917”, впрочем, только делает вид, будто снят одним планом, без склеек и  монтажа. Склейки в нем есть, но их почти не видно. Кино всегда, если вспоминать название одного из хрестоматийных фильмов Ренуара, — великая иллюзия. В этот раз иллюзия вышла максимально правдоподобной: создается впечатление, будто фильм действительно снимался без остановок как одна большая импровизация актеров и оператора.

Во-вторых, режиссер максимально приближает действие к эффекту компьютерной игры: факт, которых одних разозлит, а другим наоборот подольет масло в огонь зрительского интереса. Происходящее в “1917” действительно сильно задействует арсенал приемов компьютерных игр, но при этом обращает их высокое искусство. Игры в серьезное кино еще не превращал никто. Мендес попробовал, и эксперимент вполне удался.

В-третьих, важнейшим выразительным средством становится визуальный ряд. Это фильм, в котором ужас и красота картинки сливаются почти в визионерские, апокалиптические изображения. Перед нам встают видения словно иного мира, пережившего свой закат: руины полыхают в огне, будто сошедшие с полотен Эль-Греко; вишневые лепестки сыпятся в реку, намекая на вечный круговорот жизни, которая будет продолжаться вопреки мелочной ненависти человечества; снег над окопом эстетски играет с ярко-зеленой травой на дальнем плане. Визуально “1917” — картина усложненной образности, почти сновидческая по своим пейзажам и пространствам.

Важно и то, что мы снова наблюдаем показательный сдвиг в психологии времени: если раньше внимание в историческом жанре было сосредоточено на больших концептах: странах, идеях, фигурах политических деятелей, то сегодняшний герой не исключительный, а обычный человек с его уникальным и неповторимым внутренним миром. Этот человек не самый большой по глобальным меркам, но именно этим примечательный и несущий на своих плечах все бремя истории, которая движется, сметая своим кровавым колесом судьбу за судьбой.

“1917” далек от дотошных исторических реконструкций, он даже не ставит эту задачу. Пространство фильма универсально, почти абстрактно, и в этой глобальности кроется его художественная сила. Огрехи в фильме есть, причем самые серьезные на уровне сценария и построения сюжета. Как, например, англичанин и француженка свободно общаются, почти не зная языка друг друга, — вопрос, который сверлит и сверлит в мозгу, когда выходишь из зала. А общаются и прекрасно понимают. Никаких трудностей перевода.

“1917” — фильм хороший. Провести время за его просмотром, отбросив возможные предрассудки, стоит однозначно: это крепко и захватывающе сделанная работа. Она почти идеально выдерживает баланс между кино как аттракционом и кино как искусством. Однако главный ли это фильм года — вопрос очень дискуссионный. Скорее всего, “1917” —  произведение просто компромиссное. Если не давать призов тем, кто чем-то не нравится, можно наградить фильм, который не будет таким уж спорным и в каком-то смысле устроит всех. Не самая плохая, но и не лучшая из идей.

Автор: Игорь Корнилов

Telegram