Наш кинопрокат: “Джокер” Тодда Филлипса
Telegram

До отечественных кинотеатров добрался фильм-победитель Венецианского кинофестиваля-2019, «Джокер» Тодда Филлипса. Основанный на мифологии комиксовой вселенной DC, он переворачивает ее с ног на голову. История рождения Джокера из сломленного трагедиями и издевательствами Артура Флека в трактовке режиссера достигает без преувеличения шекспировского масштаба.

“ДЖОКЕР”

Оригинальное название: Joker;
Год выпуска: 2019;
Страна: Канада, США;
Режиссер: Тодд Филлипс;
Сценарий: Тодд Филлипс;
Жанр: психологический триллер; драма;
Актеры: Хоакин Феникс, Роберт Де Ниро, Зази Битц, Фрэнсис Конрой;
Награды: Золотой лев Венецианского кинофестиваля-2019; 2 премии Оскар-2020 за лучшую мужскую роль (Хоакин Феникс) и лучшую музыку к фильму; 3 премии Бафта за лучшую мужскую роль (Хоакин Феникс), лучшую музыку к фильму и лучший кастинг; 2 Золотых глобуса-2020 за лучшую мужскую роль (Хоакин Феникс) и лучшую музыку к фильму;
Продолжительность: 121 минута.

Синопсис:

Жизнь незаметного аниматора Артура Флека терпит крушение. Его мечты о карьере комика рушатся, от окружающих он не видит ничего, кроме насмешек и унижений, система брезгливо отплевывается от подобных ему. Трагедия за трагедией вытравят из него все человеческое, чтобы нарисовать на безрадостном лице улыбку, от которой кровь будет стыть в жилах.

«Джокер» Тодда Филлипса настолько изумил всех в Венеции, что впервые за историю кинематографа главный приз одного из самых престижных кинофестивалей отошел фильму, сделанному по комиксу. Это весьма показательно, ведь культура движется сегодня к отказу от иерархий, снимая противопоставление «высокого» и «низкого» и заменяя его принципом «разное, но равное». При знакомстве с «Джокером» аналогии возникают, правда, не с супергеройскими фильмами, а с Шекспиром. Режиссер возносит изначальный комиксовый материал на уровень высокой трагедии: так меняются культурные парадигмы, так в искусство приходит обновление, чтобы создать новые смысловые коды.  Ничего более мощного, чем  «Джокер», в кинематографе не было уже давно. Фильм Филлипса превосходит все ожидания. Он непременно станет самым сильным вашим зрительским опытом за последний год, а, возможно, и годы.

В комиксах о Бэтмене биография его главного врага Джокера, преступника в гриме злого клоуна, нигде не рассказана. Есть простая сюжетная схема: герой, за маской которого скрывается сын самого богатого человека Готэма Брюс Уэйн, борется с силами тьмы. Это черно-белый мир эпоса, где все условно просто. Тодд Филлипс, обращаясь к этой мифологии, деконструирует ее. Ему не интересен Брюс Уэйн с его благополучным детством: изначально купавшийся в достатке, он был обречен стать носителем добра и любимцем окружающих. Гораздо полезнее заглянуть в мир тех, кто не вписывается в представления общества об успехе, красоте, норме. Так Джокеру придумывают предысторию. Казалось бы, в скромном, но болезненном Артуре Флеке ничто не намекает на то, кем он станет в итоге. Он подрабатывает клоуном и лелеет скромные мечты о карьере комика. Он живет в иллюзорном мире искаженных представлений о себе и не замечает реального положения вещей. Он подавлен своей матерью и постоянно ищет вокруг отцовскую фигуру, которая во всех ее воплощениях вновь и вновь отвергает героя. Все два часа хронометража — переплавка Артура в Джокера, агония его выключенной из мира личности и приход к окончательному краху. Тодда Филлипса интересует, как рождается зло, как деградирует человек перед лицом постоянных неудач и жестокости. Этот путь в бездну настолько потрясает, что катарсис в финале смешивается напополам с тихим ужасом и невозможностью слов.

«Джокер» Тодда Филлипса— это глыба мрака, которая сочится сквозь экран и захватывает зрителя. Это граничащий с гениальностью актерский бенефис Хоакина Феникса, который играет лучшую роль в своей карьере. Это подобная симфонии музыка исландской виолончелистки Хильдур Гуднадоттир, которая ввинчивается в душу зрителя и жжет, подобно прикосновению сигареты к коже. Это эмоциональный tour de force, приглашающий прогуляться в хаос, чтобы напомнить: от катастрофы могут спасти только своевременно произнесенные теплые слова и искреннее объятие.

Посыл состоит еще и в том, что социум сам выбирает того, кому играть отрицательную роль. Общество нуждается в злодеях не меньше, чем в героях, и производит «врагов» само из тех, кто ему просто не нравится, сначала отвергая, затем насмехаясь и унижая. Оно насильно уродует изначальные лица, чтобы раскрасить их в карикатурные маски. Таков беспощадный механизм, показанный в фильме в интонациях ночного кошмара.

Как герой балансирует между иллюзорным представлением о реальности и фрустрирующей действительностью, так многое в самой ленте остается недоговоренным и двусмысленным. Прежде всего, на усмотрение зрителя дана история отношений матери Флекка и Томаса Уэйна. Перед нами две версии происхождения героя, ни одна из которых не подтверждена. В эпоху постправды любые версии мнимы и реальны одновременно.

«Джокер» анализирует состояние времени, но не делает заключений. Кульминацией становится визит пока еще Флекка на телевидение: здесь, под камерами прямого эфира, в царстве тотальной ложности и в ситуации иллюзорно осуществившейся мечты, происходит окончательная трансформация персонажа в Джокера. Дальше — только агония. Как сломленный жизнью герой медленно погружается в сумасшествие, так и Готэм шагает в пропасть, чтобы захлебнуться в уличных беспорядках. Движение внутреннего и внешнего к катастрофе происходят параллельно друг другу. Две пропасти соединятся в финале, внезапно намекнув на общий кризис мира, который сам довел себя до плачевного состояния. Мы создали своих Джокеров собственными руками. Те, кого мы отвергли и затравили, сделают все, чтобы разрушить наш мир. Никому от этого легче не станет, но такова жизнь. Эту фразу произносят в фильме неоднократно. Такова жизнь: всего лишь муки и сны.

Текст: Игорь Корнилов.

Telegram