Сомелье Роман Ротаров о вине как искусстве и искусстве вне вина
Telegram

Вино — национальная гордость и напиток, который способен скрасить даже самый пасмурный осенний день. В нем всегда есть нечто бодлеровское, ускользающее, но чтобы это почувствовать, нужно знать, как с ним обращаться. Научить этому может сомелье, представитель благородной профессии.

Сегодня знакомим вас с винным популяризатором и пахарником Романом Ротаровым. Окончив школу сомелье при Техническом университете, он получил международную аккредитацию Wine Spirit Education Trust и Association des Sommeliers d’Europe. Беседуем с Романом о вине как искусстве и искусстве вне вина.

О профессии сомелье

В Молдове первое упоминание профессии сомелье относится к XV веку. Это была очень уважаемая, приближенная к правителю должность, ей отводилось второе или третье место в Диване. У нас она называлась пахарник, в России — кормчий, а во Франции XI века — бутикалариус. Во Франции бутикалариус тоже жил при дворе короля.

О вине как искусстве

Правильно пить вино — это искусство, но такой подход — всегда вопрос эволюции личности. Для этого и существуем мы, сомелье. Вино всегда начинается с цвета, аромата, а заканчивается послевкусием. Между ними — целая палитра ощущений, которые нужно учиться чувствовать.

О мире ароматов

В мире ароматов есть таинство, и оно все еще недооценено нами. С вином мы знакомимся тоже с помощью ароматики, создаем базу данных, с помощью которой потом учимся ценить нюансы. Идя по рынку, ты улавливаешь, к примеру, запах спелых абрикосов, который затем найдешь в одном из сортов вина. Самый необычный аромат, который мне удавалось различить в вине — букет из кильки в томате. Случается и такое, когда есть ароматика листьев томата.

О Молдове как [не]винной стране

Молдова всегда позиционировала себя как винная страна. Этим мы известны миру. Парадокс в том, что согласно статистике, у нас больше пьют не вино, а пиво и крепкий алкоголь. Объясняйте это, как хотите.

О вине как универсальной теме

Вино — универсальная тема для любой беседы. Один итальянский сомелье говорил, что когда он начинает разговор про футбол, к нему подключаются только четыре из десяти человек. Стоит сменить тему на вино, вовлечение становится 90%. У десятого — язва. Такое тоже случается. Но вино однозначно популярнее и важнее футбола.

О спорте

Спорт мне всегда был интересен с точки зрения участия, не зрителя. Действовать лучше, чем наблюдать. Я плаваю и считаю, что это самый удобный вид спорта. Мне даже случилось переплыть Босфор. Скромно отношу это к списку своих достижений.

О собственном сорте вина

Я очень хотел бы сделать собственное вино, хоть и понимаю, что это неблагодарный труд. Возможно, однажды…

О радости

У Ницше есть очень точная фраза. “С тех пор, как существуют люди, человек очень мало радовался“. Мы должны хорошенько вдуматься в нее. Серьезным нельзя назвать того, кто никогда не смеется. Чувство юмора и умение радоваться — всегда признак зрелой личности.

О самом необычном романском языке

В январе, до пандемии, я побывал на Канарских островах, и больше всего меня поразил их язык свиста сильбо гомеро. Прямо как в фильме Корнелиу Порумбою “La Gomera” (2019). Он существует, это свистящая форма одного из диалектов испанского, самый необычный из романских языков. Согласно одной из легенд, Канарские острова — это горные пики затонувшей Атлантиды. Говорят, что некоторым атлантам в наказание однажды вырезали язык и отправили пасти коз. Поэтому они придумали особенную манеру общаться, свистом. Так родился сильбо гомеро.

Об искусстве

Винный этикет всегда был важной темой в изобразительном искусстве. Еще на картинах Вермеера вы можете заметить, что хозяйке бокал подавали за “блюдце”. Поэтому полотна могут научить, как правильно обращаться с этим напитком и как держать бокалы. Если отходить от вина, то самым интересным направлением в искусстве мне всегда казался французский пуантилизм. Их картины говорят, что самое главное можно разглядеть только на расстоянии. Хотя, честно говоря, когда я слышу фамилию Сёра, я думаю о сорте винограда, а не пуантилизме — профессиональная деформация. Из русской живописи мне интересны работы Михаила Врубеля и Николая Рериха. В юности я сам рисовал, даже выиграл первое место в Лионе на художественной выставке. Но вино оказалось важнее…

О классике и современности

Как и в искусстве, в мире вина тоже есть место для классики и современности. Классические вина — те, что из региона Средиземного моря. Современное искусство в вине — Новая Зеландия, Австралия, ЮАР, обе Америки. Выбирать между двумя этими полюсами сложно. Иногда заходит одно, иногда — другое, хотя банан, приклеенный скотчем — пожалуй, явно не мое. Он быстро портится, вот и все. Сегодня люди от соревнования в способностях перешли к соревнованию в манифестах. Часто творцом искусства считают того, кто громче кричит, а крикунов я не любил никогда.

О литературе и Кишиневском книжном клубе

Литература для меня — прежде всего, буквы на бумаге, а потом уже все остальное. Книги обычно находят меня сами, а  не наоборот. С удовольствием хожу в Кишиневский книжный клуб: он дает возможность познакомиться с произведениями, до которых сам я не дошел бы. Чтение — отличное развлечение, которое постоянно открывает в тебе новые грани, позволяет увидеть мир так, как его видят другие, непохожие на тебя. Плюс это развивает коммуникативные скиллы, а в современном мире без них никак. Вино же всегда делает чтение интереснее и глубже. Поэтому обязательно читайте с бокалом вина 4 раза в неделю, не больше.

О недавно прочитанном

С большим удовольствием прочел “Седьмую функцию языка” (2015) Лорана Бине. По совету интервьюера, к слову говоря. Прекрасный роман о прекрасной эпохе в истории Франции, хоть и Умберто Эко в нем обоссали, причем в прямом смысле этого слова. Очень похоже на его “Пражское кладбище”. Тоже совсем недавно познакомился с рассказами Надежды Тэффи, любимой писательницы Николая Второго. В ее работах мне понравился изящно скользящий юмор. Для русской литературы это редкость, потому что она больше зациклена на страданиях, а это прямо совсем пиздец.

Автор: Игорь Корнилов

Telegram