Прогулка по Штефана чел Маре: кишинёвская архитектура 50-х — 60-х
Telegram

Прогулка по главной улице Кишинёва Татьяны Соловьёвой с архитектором Григорием Босенко.

Архитектуру часто сравнивают с застывшей музыкой. Но зодчество – это еще и каменная летопись, которая передается от одного поколения к другому. Какие имена запечатлены в каменной книге центральной улицы?

Давайте рассмотрим четыре основных послевоенных объекта. Застройка проспекта началась с административных зданий. Они занимали целые кварталы. На улице Ленина стали появляться здания, в которых строгость фасада с парадными классическими портиками сочеталась с элементами народного зодчества: резьбой по камню, цветной керамикой.

Старожилы города, наверное, помнят, что два крупных административных здания на Ленина, составлявших единый комплекс, назывались «совнархозовскими». В них, действительно, находился молдавский совнархоз (СНХ) – госорган территориального управления промышленностью и строительством. Экономическая структура, созданная в Союзе в 50-х годах, просуществовала до 1965 года. После упразднения СНХ в союзных республиках образовались промышленные министерства.

Первый корпус совнархоза, (ныне многофункциональное здание по бульвару Штефан чел Маре, 73), построен по проекту архитектора, заслуженного деятеля искусств МССР, ученого, профессора Войцеховского.

Валентин Александрович отдал свои лучшие годы возрождению архитектуры в послевоенной Молдове. По его проектам и под его руководством в городе было построено около ста зданий. В том числе павильон ВДНХ (ныне корпус №1 “Молдэкспо”), универмаг на перекрестке улиц Пушкина и бул. Штефана чел Маре (ныне торговый центр«Gemeni»). Он автор проектов четырех кинотеатров, комплекса мединститута, под его патронатом производилась реконструкция Национальной филармонии. Валентин Александрович участвовал в проектировании зданий и сооружений в Бельцах и Сороках. Одним из самых известных зданий остается корпус СНХ-1.

Монументальность здания подчеркивает ажурная лоджия, возвышающаяся над основным объемом административного корпуса, которая выступает над главным входом. Пилястры на уровне третьего этажа перехвачены орнаментированным поясом и контрастируют с кладкой цокольного этажа. В отделке кроме традиционного строительного материала камня-ракушечника Войцеховский использовал обожженную цветную керамику.

Профессиональные находки, которые зодчий впервые применил при строительстве первого корпуса совнархоза (Минпищепрома), он потом использовал и в других зданиях. В том числе – при проектировании 107-квартирного жилого дома (Штефан чел Маре).

Второй корпус СНХ (бул. Штефан чел Маре, 69) проектировал архитектор Павел Рагулин.

Отец прославленного советского хоккеиста Александра Рагулина внес свой вклад в формирование центра нашей столицы. Кстати, многие архитектурные ноу-хау того времени, в том числе – пробивку центрального луча улиц Кишинева в 50-е годы выполнили архитекторы Роберт Курц и Павел Рагулин.

Каждый раз, проходя мимо этого здания, я восхищался находкой архитектора. Все окна в здании имели цельные стекла. Фантастика для 50-х годов! Как же потомки отнеслись к этому яркому украшению здания? Сменили на стеклопакеты! Разницу между замыслом автора проекта и его нынешней «редакцией» легко заметить по нескольким окнам, до которых не дотянулась рука «реформаторов». Детище Рагулина, которое недавно отремонтировали (на фото оно еще огорожено строительным забором), удручает убожеством, которое с ним сотворили. Какой-то умник умудрился на фронтоне здания строгого классического стиля пробить окно и сделать мансарду. Соорудив нелепую стекляшку, испортили лицо здания. Вместо брутальных деревянных дверей воткнули «евроремонтные дверюшки». Раскрасили колонны главного фасада красненько- беленьким цветом. На фасаде изобразили надпись «Curtea de conturi RM», которая тоже не вписывается в его облик.

107 – квартирный жилой дом по Штефан чел Маре, творение В. Войцеховского – одно из красивейших и нарядных зданий центральной улицы.

Он украшен карнизами, глазурованной керамикой, резными розетками, изящными витринами и лоджиями. Увы, много лет эта красота ветшает и приходит в упадок, а городским властям до этого нет дела. Владельцы квартир в меру своего представления о приватизации довершили работу времени. Перекрывая балконы, они заслоняют декоративные элементы – основное убранство здания, причем, у каждого окна своя раскраска.

 

 

120-квартирный дом на Штефана чел Маре, 132 – работа архитекторов И. Шмуруна и С. Васильева. Дом начали строить в 1949-м немецкие военнопленные и подняли его за четыре года.

Все в здании поражало воображение. Стены, вместо нынешнего способа «под расшивку», выкладывали «чистой» кладкой, который создавал эффект монолитности. Он достигался тем, что каждый камень притирался специальной теркой и укладывался один к одному. При уйме резных деталей, балконов и лоджий – в фасаде этого дома нет ничто не лишнего. Особая красота заключена в резном карнизе, который покоится на гладкой стене и завершает весь архитектурный объем здания. Шарм дому придают девять «шишек» на парапете здания.

Дом возводился для советской элиты послевоенного Кишинева. Впоследствии тут жили главы министерств, деятели науки, культуры и искусств. Например, физик Сергей Радауцан и химик Юрий Ляликов; член-корреспондент Академии художеств СССР, скульптор Лазарь Дубиновский; народная артистка СССР Тамара Чебан; архитектор Сергей Васильев и другие знаменитости республики. Тема творчества архитектора Васильева и его постройки в Кишиневе – тема для отдельного разговора. Но ни один жилой послевоенный дом не мог сравниться с изысканной внешностью этого, №132. Цоколь здания «одели » в полированный гранит, первый этаж – в грубоколотые гранитные блоки. Несмотря на 60 –летний возраст, благодаря высокому качеству работ и отделке первосортными материалами – здание хорошо выглядит и теперь.

Но утрачена его красота. Дом потерял центр композиции – арку с главными воротами чугунного литья с классическими пиками, соединенными орнаментальными поясками. Аркой гордились, возле нее назначали встречи, на ее фоне любили снимать восход, фокусируя сквозь железное кружево первые лучи солнца. В 90-х годах, по инициативе тогдашнего примара Николае Костина, ворота сняли. С исчезновением ажурных кружев дом потерял свое очарование.

…В 1955 году вышло постановление Н.С. Хрущева о ликвидации излишеств в архитектуре. Роскошью партия и правительство считали колонны, балконы с балюстрадами, парапеты, скульптурные элементами. Документ подчеркивал, что красота стоит дорого, поэтому строительство стоит упростить. Вместо нарядных запоминающихся зданий стали появляться безликие строения. А градостроительство столицы потеряло самобытных мастеров, которые умели оживлять камень: вырезать капитель, обрамлять окно орнаментом…

автор: Татьяна Соловьёва

Telegram