Историческая справка: почему Музей этнографии выглядит так необычно
Telegram

Некогда зоологический, сельскохозяйственный и кустарный музей Бессарабского земства, ныне Национальный музей этнографии и естественной истории Молдовы выделяется на фоне городского пейзажа и традиционной архитектуры города. Псевдомавританский стиль, который использовал архитектор, не встретишь в Кишиневе нигде. И откуда что взялось? Давайте по порядку.


Итак, конец ХIХ века, а точнее 1889 год. В Кишиневе проводится первая сельскохозяйственная ярмарка, организованная Бессарабским губернским земством. После ее закрытия часть экспонатов легла в основу коллекции будущего музея, который открыли в том же году благодаря прогрессивной части кишиневской интеллигенции.

Изначально музей ютился в одном из помещений земства на улице Леовской (ныне Щусева). Цель музея, по словам основателей, была в основном практическая: «знакомить сельских хозяев с лучшими семенами, образцовыми планами построек, новейшими машинами, орудиями, мерами борьбы с вредителями». Тесно связана с этим направлением была и вторая цель – «представить наиболее полезные коллекции по предметам естествознания». Видимо, энтузиазм первых работников музея был очень велик, ведь уже через пять лет экспонаты из Бессарабии отправились в Санкт-Петербург на выставку садоводства и плодоводства.

Из Kаталога Зоологического Сельскохозяйственного и Кустарного Музея,
составленного хранительницей Музея А. И. Остерман.

    «Экспонаты Музея Бессарабского земства были выставлены осенью 1894 года в С.-Петербурге на международной выставке плодоводства и садоводства и обратили на себя особенное внимание многих ученых специалистов, прибывших для участия в международном съезде. Комитет выставки присудил музею почётный диплом.

В 1901 г. музей экспонировал в С.-Петербурге на съезде русских естествоиспытателей и врачей образцы препаратов по анатомии, биологии, зоотомии и эмбриологии. Экспонаты музея имели громадный успех. По словам проф. В. И. Шевякова, эти препараты далеко превосходят все, что случалось ему видеть в разных музеях и лабораториях Европы.

В книге для посетителей, среди многих лестных записей, значатся надписи академика А.Ковалевского, профессоров — П. Митрофанова. И. Шевырева, Ф. Кеппена и др., а также иностранных ученых — профессора Марсельского ун-та Э. Ф. Мариона, директора энтомологического музея в Будапеште Геза-Горвата.
С интересом отнеслись к музею во время его посещения: бывш. министр земледелия и гос. имущества А. С. Ермолов, бывш. директор департамента земледелия П. Костычев, энтомолог департамента земледелия И. Порчинский.

    При музее находится библиотека, содержащая 719 названий книг, главным образом специальных, соответствующиx отделам музея. Книгами может пользоваться каждый желающий, но в стенах музея.»

Фонды музея росли, как на дрожжах. Появились коллекции по анатомии, эмбриологии, биологии, были представлены многие виды насекомых, птиц и животных Бессарабской губернии, проведены глубокие научные исследования. Музей стал занимать важное место в жизни края, превратился в научно-просветительский центр, тем более что некоторые коллекции и работы превосходили экспонаты музеев европейских столиц. И не забудьте, что Кишинев в то время был всего лишь провинцией.

И вот оно, свершилось: земство приняло решение, что музей должен иметь собственное здание. Был объявлен конкурс, на котором победил проект архитектора Владимира Цыганко. Тогда как раз входил в моду псевдомавританский стиль – в обеих российских столицах уже было построено несколько зданий подобного рода.

Особенность этого стиля в том, что здание очень напоминает мечеть, но нет минарета и купола (этим объясняется приставка «псевдо»), вместо них просто крыша. Хотя нет, не просто, изумительный витраж никак не подходит под это определение. Так в 1905 году появилось это  необычное здание со странными оконными проемами и очаровательным балконом над входом.

Из статьи в газете Пульс, № 8 (314) от 12/03/2010

Владимир Цыганко составил проект, основываясь на особенностях архитектуры мусульманских стран — Алжира и Марокко, т. е. области, называемой Мавританией. И вправду здание очень напоминало мечеть, только отсутствовали минарет и купол — сейчас это называется псевдомавританским стилем. В оформлении использовались голубые, розовые, светлые оттенки, а также арабская вязь. Крыша была украшена шикарным витражом.

Здание музея перенесло и войны, и землетрясения, и при этом витраж остался цел. Объясняется все металлическими пластинами, которыми скреплены между собой его фрагменты, и стеклом, которое снаружи защищает это вполне самодостаточное произведение искусства от капризов природы и неразумности человека.

Внутри здания роспись арабской вязью в традиционных голубых, белых, розовых оттенках.

Залы музея, по тем временам довольно большие, сейчас не вмещают всю коллекцию, большая часть экспонатов находится в хранилищах.

Рассказывая о музее нужно рассказать о людях, которые его создали. В первую очередь, это А.Ф. Стуарт (Stuart). В 1902-1907 годах он служил председателем Бессарабской губернской земской управы. Магистр зоологии, он стал одним из основателей Бессарабского общества естествоиспытателей и любителей естествознания. Благодаря именно его усилиям земская управа приняла решение о строительстве этого чудесного здания. Первым хранителем музея стал Ф.Ф. Остерман. Уроженец Богемии, он путешествовал по странам, собирал научные препараты по орнитологии и энтомологии и, наконец, осел в Сороках. Там ему было очень удобно наблюдать за молдавской фауной. В 1891 году он был приглашен на должность хранителя, которую занимал до конца своих дней. Его преемницей стала жена – Анна Остерман. Благодаря Францу Остерману Кишиневский музей прославился уникальными экспонатами.

Так, впервые в мире были созданы коррозионные препараты, которые наглядно и объемно показывали строение внутренних органов, головных нервов и кровеносной системы. Работы Остермана до сих пор украшают залы каждого отдела музея, хранятся они и в Императорском музее Вены.

На строительство была выделена немалая по тем временам сумма в 20 тысяч рублей. За музеем расположен небольшой сад с многочисленными редкими представителями молдавской флоры. Сад заложен тем же Остерманном. В саду находится деревянная беседка, построенная по проекту знаменитого столичного зодчего Бернардацци.

Фото, сделанные Остерманном во время строительства музея.

 

С.Д. Урусов, в «Записках Губернатора»

Губернскую земскую управу можно было, пожалуй, упрекнуть в излишнем увлечении великолепными сооружениями: она построила в моё время здание земского музея, превысив при этом первоначальную 40-тысячную смету вдвое или втрое.

На протяжении всей своей истории музей развивается по двум направлениям — изучение культуры и исследование природы Молдовы.

В 1914 году музей посетил Николай II.

Музей украшен к встрече.

Николай II выходит из музея 3 июля 1914 года.

На сегодняшний день фонды его насчитывают 135 000 экспонатов. Среди заслуживающих особого внимания коллекций — собрание местных ковров с XVIII по XX века. Специальные панорамы рассказывают о жизни и быте бессарабских жителей прошлых столетий. Важная часть экспозиции — коллекции, посвященные палеонтологии и геологии и включающие ценные экземпляры реликтовых обитателей здешних мест.

Заметка из газеты «Вечерний Кишинев», 24 мая 1974 г.

«На территории Республиканского историко-краеведческого музея есть
небольшой уголок, в котором обитают некоторые представители молдавской
фауны. Несколько лет живет здесь семья косуль — Женька и Комарик.
Недавно эта семья пополнилась близнецами. Они — почти точная копия
родителей, только еще симпатичнее и пятнистее. За косулями заботливо
ухаживает бывший таксидермист музея В.А.Вейлант. Косули чувствуют
себя превосходно».

Безусловная гордость музея — скелет ископаемого зверя дейнотерия, одного из крупнейших млекопитающих, когда-либо населявших Землю и жившего семь миллионов лет назад.
Находится музей в центральной части города, поэтому добраться до него весьма просто.

 

по материалам статьи Надежды Дегтяревой и форума Oldchisinau.

Telegram