Лолита о бисексуальности, женственности и отношениях с мамой
Telegram

Лолита о бисексуальности, женственности и отношениях с мамой

Мы продолжаем рассказывать истории людей из молдавского ЛГБТ+ сообщества. Наша героиня Лолита рассказала о своём первом опыте отношений с девушкой, взрослении без отца и, почему ещё не сделала каминг-аут перед мамой. 

– Расскажи откуда ты родом, про своё детство и родителей?

Я выросла с мамой, потому что с папой они развелись, когда мне было 6 лет. Меня мама всегда воспитывала в любви, но была достаточно строгая. Не могу сказать, что со мной прям много сюсюкались. Я не зацелованный ребёнок.

– Как ты себя определяешь? В каком возрасте ты начала задумываться о своей ориентации?

Я определяю себя как бисексуалку. Наверное, впервые задумалась в возрасте 11 лет. Я пыталась понять свои чувства, но не могла их определить ни под одну категорию, о которых мне родители рассказывали. У меня была подруга, которая была мне настолько близкой, что мне хотелось сказать, что я её люблю. Но судя по воспитанию, я думала, что друзьям так не говорят, друзей так сильно не любят. Это были первые ощущения, когда я понимала, что хочу проводить с ней всё время. Уже вырастая, пытаясь это определить под какую-то категорию, я поняла, что это больше похоже на отношения, чем на дружбу. Когда ты хочешь быть постоянно рядом с человеком, уделять ему всё своё время, внимание, давать любовь.

– Когда ты поняла, что это твоя ориентация?

Наверное, это произошло благодаря поцелую с девушкой. Это была знакомая, которая мне очень понравилась. Мне было 16-17 лет. Она брала меня за руку, целовала в щёку, но в губы нет, это было для неё слишком, стеснялась. Мой первый опыт, когда я поняла, что это уже отношения. Они, к сожалению, не долго продлились. Родители её воспитывали строго. В итоге она сказала, что не уверена, если она хочет продолжать. Сказала, что не готова называть себя бисексуалкой и к отношениям с девушкой.

– Сколько времени прошло между тем, когда ты приняла, что бисексуальна и тем, когда рассказала обо всём маме?

Я не сказала маме. Я не боюсь и даже не боюсь прийти в один день со своей девушкой к ней. Думаю, что она спокойно это воспримет, потому что она очень сильно меня любит и примет любой мой выбор. Я знаю, что она не откажется от меня из-за этого. Но не хочу её шокировать, боюсь, что это будет тем, на что она скажет: «ну ты ещё молодая, ты ещё вырастешь, отречёшься от этого, это дань моде». Я скажу ей перед выходом интервью, что приняла участие в проекте. Я уверена, что у неё не будет негативной реакции, а если и будет, то не настолько сильной, чтобы это как-то повлияло на наши отношения.

– В чём выражалась строгость мамы?

Она была очень требовательной к учёбе, в первую очередь. Меня обижало, что я старалась, всегда училась, но, если я получала плохую отметку, это выражалось в: «ты ленишься, ты недостаточно приложила усилий». И это меня обижало. Когда у меня что-то плохо получалось, был один аргумент: «ты недостаточно сильно хочешь».

– А если кто-то покопается и скажет, что это, потому что отца рядом не было. Что ты скажешь?

Когда родители развелись, уже к 10 годам, я поняла, что он не идёт на контакт и не общается с нами. Мама объясняла, что папа меня любит, но просто он не может быть рядом. Но я понимала, чувствовала, что, если его нет рядом, значит он меня не любит. Говорила: «зачем мне папа, у меня есть мама, она мне всё может дать». Мама была мне и мамой, и папой. Тогда я думала, что – это «окей». Сейчас я понимаю, что есть недостатки, что в отношениях с парнями мне хочется вести себя, как ребёнок, как девочка. Мне не хватало внимания и любви от отца, поэтому, когда я вижу мужскую модель, мне хочется чувствовать себя слабой, чтобы за мной ухаживали. Наверное, даже больше, чем девочкам, которые росли с отцом. Но это не связано с бисексуальностью, потому что чувства к девушке – совсем другое.

– Как ты относишься к гендерным ролям?

Я считаю, что человек может принимать любую роль, какая ему комфортна. Общество не должно это ограничивать или говорить, что такие люди не должны жить, закрывать глаза, говорить, что у нас такого нет, потому что мы этого не видим. Я себя комфортно чувствую, наверное, потому что я всегда женственно одеваюсь и не создаю образ стереотипной бисексуалки, которая в головах у людей, плохо знающих ЛГБТ+ сообщество. Я из тех, кто не выглядит, как представитель ЛГБТ+ и не говорит об этом, пока его не спросят.

– Каким людям и в какой форме ты рассказываешь о своей бисексуальности?

Я думаю, что даже те знакомые, которые не знают, что я бисексуалка, сами понимают по моим описаниям отношений с человеком, что он для меня больше, чем друг. Они понимают, что я могу испытывать что-то более глубокое. Некоторые с удивлением спрашивали: «вот ты так описываешь, а ты случаем не бисексуалка?» И я открыто говорю, что «да, так и есть».

– Много ли в твоём кругу людей из ЛГБТ+ сообщества, которые открыто признают свою ориентацию?

Есть, конечно. Большинство всё-таки гетеросексуалы, но есть часть, около 40% знакомых, которые относятся к ЛГБТ+. Но зависит. Если это своё окружение, то говорят открыто. А публично, я таких, наверное, не знаю.

– А как ты относишься к прайдам и призывам говорить открыто о своей ориентации? И к тому, что это считают пропагандой.

Я уважаю не желание говорить об этом, потому что понимаю, чем оно вызвано. При этом понимаю, что очень важно не закрывать глаза и не делать вид, что этого нет. Прайды порой воспринимаются слишком резко. Мне кажется, что это лучше продвигать через постепенное образование людей, говорить на развитии личности про ЛГБТ+ сообщество. Мы рассказываем об этом, а не внедряем, никого не призываем ни к чему. А человек уже сам решит – поддерживать это или нет.

– Что бы ты сказала родителям ЛГБТ+ подростков, которые не готовы их принять?

Я думаю, нужно в первую очередь спросить у родителей, любят ли они своего ребёнка и готовы ли они принять его таким, какой он есть. Я думаю, что на вопрос «любят ли они», ответ будет – «конечно да». Но на вопрос «примут ли они» начнут говорить: «Ну у нас так не принято, это ведь болезнь, мы тебя вылечим, у тебя нормального парня/девушки не было». Это твой ребёнок, твоя родная кровь, и какой бы ориентации он не был, это не должно стать определяющим фактором любви к нему.

Подготовила: Валерия Петровская

Напоминаем, что мы ищем героев, которые готовы рассказать свои истории открыто или на условиях анонимности.

Чьи истории мы хотим услышать:

  • ЛГБТК+ подростков;
  • Родителей ЛГБТК+ детей и/ или тех, кто готов высказать своё мнение на эту тему;
  • ЛГБТК+ взрослых, которые готовы рассказать о своём подростковом опыте.

Если вы заинтересованы и хотите принять участие в дискуссии, поделиться личным опытом или высказать своё мнение по этому вопросу, мы составили анонимный опрос, где вы можете указать как с вами связаться. Или же, напишите нам на почту: [email protected]

ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ

 

МАТЕРИАЛЫ СОЗДАНЫ В РАМКАХ ПРОЕКТА ERIM КОНСОЛИДАЦИЯ НЕЗАВИСИМОЙ ПРЕССЫ И МЕДИАОБРАЗОВАНИЕ В МОЛДОВЕ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ БЮРО ПО ВОПРОСАМ ДЕМОКРАТИИ, ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ТРУДА ГОСДЕПАРТАМЕНТА США. МНЕНИЯ, ВЫРАЖЕННЫЕ В СТАТЬЕ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ОТРАЖАЮТ ТОЧКУ ЗРЕНИЯ  ERIM.

 

Telegram