Родом из Молдовы: Серафима Бирман – актриса, которой Станиславский сказал «верю!»
Telegram

Нестандартная внешность, талант и актерская манера этой актрисы помогли найти ей свое амплуа. В 1908 году Серафима Бирман переехала в Москву. Там она покорила самого Станиславского!

Серафима Германовна Бирман родилась 10 августа 1890 года в Кишиневе в семье штабс-капитана 51-го резервного пехотного батальона Германа Михайловича Бирмана и его жены Елены Ивановны Ботезат. По воспоминаниям С. Г. Бирман, мать была молдаванкой и почти не говорила по-русски. Это был её второй брак, у Серафимы были две старшие сестры от первого брака матери и младший брат Николай.

После окончания гимназии в Кишинёве провела год у старшей сестры в селе Чернолёвка Сорокского уезда. Владевший имением в этом селе К. Ф. Казимир увидел в девочке театральный талант и оплатил ей первый год обучения в театральной школе. В июле 1908 года Серафима Бирман поселилась в Москве, поступила на историко-филологический факультет Высших женских курсов Герье и одновременно в драматическую школу Александра Адашева.

С детства комплексуя из-за внешности, а особенно «выдающегося» носа и горбатости, явно не обладая красотой Наташи Ричардсон, юная Серафима тем не менее мечтала стать актрисой. Девочка была уверена: «Все актрисы – красавицы», значит и она станет неотразимой, удивительно прекрасной женщиной, поступив в артистки. Серафима не ошиблась. Однажды, покупая мороженное, узнавшая ее продавщица сказала, что в телевизоре она выглядит значительно моложе. Но стоящий рядом мужчина решительно заявил: «Да какая разница – старше, моложе! Она – красавица!». Пломбир выпал у Бирман из рук. Мечта детства сбылась.

В 1911 году окончила Драматическую школу А. И. Адашева и была принята в труппу МХТ. Провинциалка из Кишинева приехала на просмотр к Станиславскому. Константин Сергеевич был не в духе, сидел глядя в пустоту. Вошла очень страшная, высокая, костлявая Бирман и, закурив, кокетливо села рядом, закинув ногу на ногу. Станиславский испугался – такой длинный нос он в жизни не видел, пока соображал, Серафима придвинулась совсем близко пыхтя своей папироской, а ее юбка почему-то стала совсем коротенькой, не скрывая худых длинных ног. Когда Бирман прижалась к Станиславскому плечом и улыбнулась самой соблазнительной из улыбок своего арсенала, Станиславский в ужасе заорал: «Верю! Верю! Только остановитесь». И принял Бирман в труппу.

Бирман вошла в Первую студию МХТ, вместе с Михаилом Чеховым, Софьей Гиацинтовой, Евгением Вахтанговым – «Собрание верующих в религию Станиславского», как они сами себя называли. Здесь Серафима Германовна стала известной театральной актрисой, на ее спектакли собиралась вся Москва.

Бирман — это всегда невероятный, почти «фантасмагорический» грим, беспощадное изображение духовного и физического уродства. Актриса считала: не умеешь пленять — удивляй. Удивить — значить победить, приковать внимание…

Практически сразу она попробовала себя и в режиссерстве, создав в 1923 году спектакль по произведениям А.Н. Толстого «Любовь — книга золотая».

При реорганизации Первой Студии МХТ в 1924 году во МХАТ 2-й Серафима Бирман стала одной из ведущих актрис труппы. В 1936-1938 годах служила в театре имени Московского областного Совета профессиональных союзов (МОСПС). В 1938-1958 годах была одной из основателей, а затем актрисой и режиссером Московского театра им. Ленинского комсомола. В 1959 году играла в  Театре им.Моссовета.

Когда знаменитый американский драматург Артур Миллер увидел Серафиму Германовну в спектакле «Дядюшкин сон», где Фаина Георгиевна Раневская играла главную роль, а Бирман достался эпизод, он сказал к неописуемой радости Серафимы Германовны: «Ranevskaya — замечательная актриса, но это дважды два — четыре, а то, что делает missis Birman — это дважды два — пять». Бирман всегда злило, что чаще ее путали с Раневской, а не наоборот.

Приглашали актрису и в кино, правда, не часто. В силу специфической внешности ее роли были эпизодическими, но яркими и характерными. Впрочем, для этих ролей ей приходилось сдерживать свой темперамент. К примеру, в 1927 году она играла в «Девушке с коробкой», в 1938 году в «Человеке с ружьем», в 1956 году в «Безумном дне»… Но самая потрясающая ее работа в кино — это, несомненно, роль Ефросиньи Старицкой в двух частях «Ивана Грозного» С.М. Эйзенштейна (первая серия вышла в 1945 году, а вторая допущена цензурой к показу лишь в 1958 году).

Свой бесценный опыт Серафима Бирман передала молодым актерам в книгах и статьях по театральному искусству. Она стала автором книг «Актёр и образ», «Труд актёра», «Путь актрисы», «Судьбой дарованные встречи». Бирман отвечала каждому, кто писал ей письма (а писали ей многие). Когда ее спрашивали, как она успевает всем отвечать, Бирман говорила: «Если я не отвечу, у меня такое чувство, что я положу человеку в его протянутую руку камень».

Трижды актриса привлекалась к озвучению детских мультфильмов: «Остров ошибок», «Человечка нарисовал я» и «Рикки-Тикки-Тави». В 1946 году получила звание Народной артистки РСФСР. В том же 1946 году получила и Сталинскую премию за роль в «Иване Грозном».

Ее муж — Александр Таланов — был моложе на целых 11 лет, но детей у них не было. Серафима Бирман пережила мужа на 7 лет. Она закончила свою жизнь в психиатрической лечебнице, куда вынужденно привезла ее племянница, ничего не понимающую и совершенно беспомощную. Ослепшая Бирман до последнего дня репетировала Метерлинка – «Синюю птицу», не осознавая, где она находится.

Серафима Германовна Бирман скончалась в больнице 11 мая 1976 года. Она похоронена в Москве на Новодевичьем кладбище.

Telegram