Наш кинопрокат: Экранизация культового фантастического романа «Дюна»
Telegram

Прямиком с Венецианского кинофестиваля на наши киноэкраны пришла масштабная “Дюна” Дени Вильнёва — фильм, который тоже явился из 2020 года, но случился с нами только сейчас.  Экранизацию культового фантастического романа Фрэнка Герберта уже негласно окрестили главным блокбастером года — так что это отличный повод вернуться в кинотеатры, вспомнить, каков он, опыт просмотра на большом экране, и позволить глазам пуститься во все тяжкие зрительных ощущений.

 

                                                   “ДЮНА” 

Оригинальное названиеDune;
Год выпуска: 2021;
Страна: Канада, США;
Режиссер: Дени Вильнёв;
Жанр: фантастика;
Актеры: Тимоти Шаломе, Оскар Айзек, Стеллан Скарсгард, Хавьер Бардем, Шарлотта Рэмплинг, Ребекка Фергюсон… ;
Продолжительность: 155 минут;

 

Синопсис: Планета Арракис пустынна, но не тиха. Здесь добывают меланж — ценную специю, за монополию в обладании которой борются высокопоставленные роды из разных уголков Межгалактической феодальной империи. Император Шаддаме IV отдает планету во владение рода Атрейдесов, но бывшие владельцы Арракиса новым хозяевам не рады…

Дени Вильнёв — режиссер, склонный к метаморфозам. Начинал он с малобюджетного авторского кино, и его франкоязычная драма “Пожары”(Incendies, 2010) разворачивалась в Ливане времен Гражданской войны и даже представила Канаду на “Оскаре” в категории “лучший фильм на иностранном языке”. В нем Вильнёв как бы на свой лад изобретал ливанский кинематограф. Впоследствии режиссер перешел на английский и начал долгий путь поисков. Он экранизирован роман Жозе Сарамаго “Двойник” под названием “Враг”. Он экспериментировал с жанровым кино на материале триллера и детектива в “Пленницах” и “Убийце”. Его главным желанием было соединить жанровую составляющую и авторское высказывание. Наконец, это удалось воплотить в жизнь  в 2016 году, когда Вильнёв взялся за экранизацию фантастического рассказа Теда Чана “История твоей жизни”. Из него получилось медитативное “Прибытие” (Arrival), заворожившее зрителей неторопливостью и удивившее реверансами Тарковскому. Последовавший “Бегущий по лезвию 2049” пытался укрепить режиссера в жанровой нише фантастики, но фильм был скорее неудачным, красивым внешне, но пустым по содержанию и необязательным в кинематографической перспективе.

“Дюна” (2020/2021) как бы подводит черту под всеми прежними поисками Вильнёва и становится для него работой этапной. Пустынность Арракиса внезапно напомнит о “Пожарах” и гражданских войнах в Ливане, неторопливый темп повествования — о “Прибытии”, а превосходство формы над содержанием — о “Бегущем по лезвию”.

“Дюна” — это дистиллированный Вильнёв, в котором все ненужное было отброшено, а основные стилевые характеристики проявились отчетливо.  Поэтому тем, кто любит творчество режиссера, фильм очень понравится. И те, кто придирался к его прежним фильмам, поругают “Дюну” за те же промахи.

Роман Фрэнка Герберта, лежащий в основе картины, вышел в уже далеком 1965 году и приобрел репутацию одного из образцовых фантастических романов. Его читали, о нем писали, его копировали многие менее талантливые авторы. “Дюна” оказала большое влияние на индустрию кино и компьютерных игр. В таких случаях говорят, она стала явлением культуры. Однако образцовой экранизации “Дюны” нет до сих пор. Первая попытка снять 10-часовой фильм с Сальвадором Дали и Орсоном Уэллсом, предпринятая мексиканским визионером Алехандро Ходоровски, вообще осталась нереализованной. О том проекте в киномире до сих пор хотят легенды. Когда после успехов “Головы-ластика” и “Человека-слона” за “Дюну” взялся сновидец Дэвид Линч, ничем хорошим это не закончилось тоже. Продюсеры не дали Линчу осуществить все его замыслы и окончательный монтаж, он от этой работы официально отрекся, а критики фильм ожидаемо разругали. Поэтому Дени Вильнёв, подступаясь к такому сложному и статусному материалу, явно рисковал.

Одна из главных особенностей его “Дюны” в том, что это экранизация не всего произведения, а только первой его трети. Зритель потратит два с половиной часа своей жизни лишь на завязку истории, и его может ждать в конце логичное разочарование, если он изначально к этому готов не будет. Отстраненность и холодность стиля, присущие Вильнёву, здесь тоже воплотились максимально. “Дюна” никуда не спешит, гипнотизирует зрителя бесконечными песками Арракиса, но при этом остается на удивление динамичной.

“Дюна” — то произведение, для которого хорошо бы подошло слово “мифотворчество”. Вслед за автором оригинального романа и своими предшественниками Вильнёв изобретает мир и миф, которые уходят корнями в культурный контекст.

Имя рода Атрейдосов должно напомнить зрителю об Атридах, проклятом роде из древнегреческой мифологии, каждый последующий представитель которого искупал трагической судьбой преступления предков.  Мифы о вражде братьев Атрея и Фиеста до сих пор остаются самыми зловещими в культуре, и большинство драматических произведений о них было в свое время уничтожено. Однако “Дюна” обращается больше к четвертому поколению Атридов. Лето Атрейдес — это, конечно, Агамемнон, а его сын Пол, главный герой повествования, — Орест. И мотив мести сына за гибель отца, в том числе лежащий в “Дюне”, восходит именно к этому мифу. “Орестея” Эсхила пересочиняется в новом контексте.

Однако две основные темы “Дюны”, несмотря на мифотворчество и жонглирование культурным бэкграундом, — это, конечно, колониализм и экология.

В отношениях Дома Атрейдесов с коренными жителями Арракиса прочитывается история любых колониальных или деколониальных процессов, извечного противоречия “цивилизации” и “варваров”. Вильнёв выступает за положительные моменты колонизации (помощь в прогрессе) против отрицательных (борьба за ресурсы). Пол Атрейдес у него — этого носитель сознания цивилизации, особого дара и помощник коренных народов. Его цель — стать их проводником и помочь выйти к свету.  Неслучайно обитатели пустынь Арраикса, ведомые своими пропахшими старостью легендами, видят в Поле своего рода Мессию, обожествляя пришедшего извне.

Не менее очевидна и экологическая составляющая, “Дюна” не зря так пристально всматривается в панорамы пустынь. Мощь Природы здесь воплощает подземный Червь, который олицетворяет хтонические силы Вселенной. Он противостоит человеку. Человек в этом мире не хозяин, и его мышиная возня противопоставлена молчаливой грациозности стихий. Одна из задач Пола Атрейдоса — укротить Червя, став его наездником. И в этом отношении у “Дюны” тоже некий идеалистический окрас. Человек подчинит стихии, чтобы использовать их только во благо.

Фильм у Вильнёва скорее получился, чем нет. Иногда он пугает параллелями с актуальной повесткой, иногда уводит в глубокую древность. Здесь же заложена и мысль о том, что будущее человечества может оказаться всего лишь повторением каких-либо эпох прошлого, но на новом масштабе. Межгалактическая империя будущего вернулась к феодализму, но только на уровне других планет, а борьбу за ресурсы ведут не страны, а новые аристократические семейства.

Фильм выигрывает благодаря актерскому составу. Он собрал целую звездную плеяду, из которой особенно выделяются Тимоти Шаломе и Оскар Айзек, эти новые Орест и Агамемнон, ахейцы будущего планеты Арракис. И, словно отвечая на возможную критику, Вильнёв приводит фразу, что тайну жизни не нужно разгадывать. Ее следует попросту прожить. Так и кино — тот опыт, который нужно прежде всего испытать самому. И лучше всего — на большом экране.

 

Автор: Игорь Корнилов

Telegram