Виктор Киронда: “Мы до сих пор не понимали, в чем смысл города”

Уже сегодня в Молдове начинает проявлять себя новое поколение, которое завтра, быть может, изменит ее климат и сделает его благоприятнее. Этим молодым людям около тридцати, они родились примерно на рубеже 80-х и 90-х, какое-то время жили в Западной Европе, успели впитать ее менталитет, привычки, культурные коды. Позже они вернулись в страну, чтобы принести сюда немного свежего воздуха, эхо иных стран и регионов. Именно к этому поколению можно отнести и Виктора Киронду, который в свои молодые годы проделал стремительную карьеру: от городского активиста через учебу в четырех городах Европы к должности вице-мэра Кишинева. Как писал Хосе Ортега-и-Гассет, один из выпускников университета Комплутенсе, в котором учился и наш герой, «элита – не те, кто кичливо ставит себя выше, но те, кто требует от себя больше, даже если требование к себе непосильно». Сегодня познакомимся с Виктором Кирондой чуть ближе и мы.

Об урбанистике и начале карьеры

Моя первая специальность — антропология, вторая — государственное управление. Урбанистикой я когда-то начал заниматься как рядовой горожанин. Мне не нравилось, как Кишинев развивается, я видел, что у нас много проблем, которые в других городах уже решены. Тогда я понял, проблема не в том, что нельзя что-то сделать, а в том, что именно у нас не делают, не могут делать или не понимают как. Мой первый проект — реновация сквера у театра им. Антона Чехова. Особенных знаний в области урбанистики у меня тогда еще не было, всё приходилось изучать самому. Читал много книг: Яна Гейла, Вукана Вучика. Наконец, понял, что в Молдове в этой области обучаться негде, современные нормы и практики городского развития до нас или не доходят, или встречают сопротивление местных специалистов, которые все еще думают, что раньше было лучше. Они не смогли проследить или перенять опыт, через который за последние 50 лет прошли развитые страны. Мне посчастливилось найти интересную программу мастерата в Европе, я подал документы, и за два года прошел обучение в четырех городах: Брюсселе, Мадриде, Копенгагене и Вене. Больше всего мне понравился Брюссель. В Европе я понял, что их города развиваются иначе, чем наши, потому что там местная власть сотрудничает с людьми, которые понимают, как нужно развивать город. Противостояния между властью и жителями у них нет. Вернувшись в Молдову, я решил попытаться применить полученный опыт и развивать Кишинев. Принял участие в выборах. Так оно и закрутилось….

О городах, на которые стоит ориентироваться Кишиневу

Западные города очень сильно отличаются от Кишинева. Думаю, нам стоит пристальнее приглядываться к скорее к тем из них, которые пережили этап социализма, а потом начали развиваться по капиталистической модели, причем стали делать это намного раньше нас и сейчас находятся на более развитом этапе. Это например, Будапешт, Прага, Загреб, Любляна, даже Берлин. Ориентироваться в развитии нужно именно на них, так как они решили те проблемы, с которыми сейчас сталкиваемся мы: это обветшавшая инфраструктура, проблемы с транспортом, с хаотичным строительством, необходимость сделать город благоприятным для людей с ограниченными возможностями. До Амстердама, Мадрида или Копенгагена нам очень далеко: у нас разница в развитии, наверное, в сто лет. Из городов Европы, в которых я жил, нам стоит перенять то, что они, во-первых, ориентированы на нужды людей, на создание комфортной городской среды. Там все сделано для человека, и он чувствует, что о нем думают и заботятся.

О городе как отражении его жителей

Не каждый город может стать Нью-Йорком или Парижем, но каждый город должен быть интересен, прежде всего, его жителям, только потом туристам. Каждый город — это отражение людей, которые в нем живут. Я бывал в разных городах, и этот принцип всегда работает. Посмотрите на город, и вы увидите коллективный портрет его жителей. Он всегда выражает специфику сообщества, которое его создает. Поэтому-то города такие разные.

О главном принципе урбанистики

Главный принцип урбанистики заключается в том, чтобы всё новое, что строится, не ухудшало то, что уже существует. Старое нужно не разрушать, а достраивать и переделывать так, чтобы оно соответствовало новым критериям и принципам.

О главных проблемах Кишинева и их возможных решениях

Город един для всех. Будь ты премьер-министр или обычный пенсионер, ты сталкиваешься с одними и теми же проблемами: отсутствием тротуаров и парковок, разбитыми дорогами. Самая главная проблема Кишинева в том, что город не дает людям альтернатив использования частной машины. Уровень автомобилизации у нас неоправданно высокий, каждый год прирост только зарегистрированных автомобилей составляет 20%.  Город от этого задыхается. Ему не хватает парковочной и дорожной инфраструктуры. Машины занимают всё: внутридворовое пространство, улицы, тротуары, скверы с парками. А современные города настроены на то, чтобы уменьшить число передвижений на частной машине и увеличить передвижение на общественном транспорте, пешком и на велосипеде. В Копенгагене число передвижений на велосипеде доходит до 60%, а наши показатели близки к нулю. В Кишиневе передвигаться пешком и на велосипеде пока еще небезопасно и некомфортно, а на общественном транспорте — неудобно и некомфортно. Нам нужно сделать так, чтобы люди чаще оставляли свои частные автомобили и больше использовали другие способы передвижения. Здесь есть и позитивные, и негативные методы влияния: от хороших автобусов и троллейбусов, которые ездят по графику и на выделенных полосах, до платных парковочных мест в городе, больших штрафов или даже полного запрета заезда машин на некоторые улицы. Чтобы избежать пробок, следует выделять отдельные полосы движения только под общественный транспорт. Необходимо ввести единый билет на проезд, чтобы человек мог один раз заплатить и пересесть на несколько автобусов и троллейбусов. Также нужно внедрить перехватывающие парковки на окраинах Кишинева, чтобы люди, которые приезжают из провинции, могли оставить машину на въезде в город, оплатить парковку и на основе этого билета целый день передвигаться на общественном транспорте бесплатно. В конце концов, нам необходимы многоуровневые и подземные парковки. Все это мы планируем постепенно внедрить.

Об автомобилистах и парковках на тротуарах

Автомобилист — это не человек, который родился в машине, а человек, который выбрал сам такой путь передвижения по городу. В городе, где места мало и его не хватает, никто не обязан выделять ему 6 квадратных метров именно там, где ему захочется припарковаться.  Почему он претендует на это пространство, только потому что купил машину? Люди, которые у нас без машины просто не могут обходиться, обычно едут в Европу и спокойно ездят там на трамвае или метро, ходят пешком. Никаких проблем не возникает. Тот, кто  паркуется на тротуарах, обычно говорит, что не может ходить пешком, потому что очень плохая инфраструктура. А плохая она у нас по той причине, что кто-то каждый день паркует машины на тротуарах!

О потенциале реки Бык и Кишинев-Сити

В городах, подобных Кишиневу, есть бывшая промышленная зона, которая по назначению уже не используется. Ее можно сделать основой для формирования практически нового города. Мы планируем создать новый зональный план для развития полосы вдоль реки Бык. Там может возникнуть даже Кишинев-Сити. Это прекрасное место для многоуровневых офисов, отелей, элитного жилья, небоскребов. Все эти типы строений работают на развитие окружающего пространства, как это происходит сейчас возле молла: там возникла маленькая европейская инфраструктура среди общей разрухи. Вот та модель, которую можно применять в большом масштабе, около реки Бык. Ее нужно расширить, наполнить и создать водную артерию, вокруг которой начнет формироваться нью-таун. Насчет небоскребов мы пока посмотрим, но новая инфраструктура обязательно возникнет, а она принесет пользу всем.

О Кишиневе будущего

В самом идеальном раскладе я вижу Кишинев точкой привлечения людей. Не местом, откуда его жители убегают как можно быстрее и пытаются не вернуться, а городом, который привлекает людей. Во-первых, он должен стать городом с развитыми университетами, так как именно хорошие университеты привлекают студентов и исследователей из других стран. Он должен быть попросту местом, которое дает людям возможность жить. Сегодня города мира соревнуются за один ресурс — за людей. Мы наших людей, наши мозги стремительно теряем. У нас молодые и перспективные уезжают в Европу, в Румынию, в Украину, в Россию, — куда угодно, только бы не остаться здесь. Поэтому мы и плетемся в хвосте всех. Яссы, Брашов, Одесса, Львов, Ивано-Франковск — те большие города, которые нас окружают, уже далеко впереди Кишинева. А все это провинциальные города, даже не центры областей, и все они обогнали нас, столицу. Кишинев же все никак из своего болота выйти не может. Болото в том, что мы как жители, как местная власть не понимали, в чем смысл города. Сейчас он работает просто как кучность людей, муравейник. Мы собрались здесь все вместе и не понимаем зачем, давим друг друга, наступаем на голову. А цивилизация — это умение сотрудничать и уважать друг друга. Сейчас город развивается на крови, костях и деньгах других людей. Через 20 лет я вижу Кишинев городом, который, в первую очередь, привлекает людей извне. Нам жизненно необходимо международное присутствие: это опять же университеты со студентами из других стран, это интернациональный бизнес.

О потенциале Кишинева

Потенциал Кишинева — это его люди: умные, молодые, перспективные, которые уже со школ владеют английским и говорят, как минимум, на трех языках. Здесь сосредоточен наш цвет нации. У нас есть все шансы стать мостом между Западом и Востоком. Мы хорошо владеем как английским, так и русским языками. Почему бы не использовать наш город, как посредник? У нас большой рынок, много стран-партнеров на Западе и на Востоке. Мы можем создавать новые связи и новые отношения. Можем брать большие компании на Западе и большие компании на Востоке и объединять их здесь, в Молдове. Но для этого нужно создавать среду для бизнеса, для молодых людей из-за рубежа.

О Кишиневе как городе современного искусства

Искусство, как и бизнес, как и наука, — тоже один из моторов, которые могут сделать из города некую глобальную точку притяжения на карте. Самый расхожий пример — испанский Бильбао. До того, как там был построен Музей Гуггенхайма, никто толком и не слышал ничего о Бильбао. Это была скучная провинция с населением 500 тыс. человек. После возникновения музея Бильбао стал мировым центром привлечения человеческого капитала. Культура начала генерировать его развитие. Возможно, этот путь поможет и Кишиневу. Но для этого нужно создать хотя бы хорошую галерею современного искусства. У нас до сих нет нормального экспозиционного центра. Все наши музеи остались в глубоком прошлом.

О полуразрушенных зданиях

Полуразрушенные здания можно использовать под нужды культуры, но все будет зависеть от того, кому они принадлежат. Если здание приватизировано, очень сложно заставить собственника что-то сделать. Сейчас мы ищем инструменты, которые дали бы нам возможность влиять на собственников, которые не реставрируют свои здания или не используют их по назначению. Их можно обязать ремонтировать их, в том числе финансово. Город не может заботиться о зданиях, которые ему не принадлежат. В этом вся проблема.

О том, как полюбить Кишинев

Во-первых, хочу пожелать всем терпения. Не знаю, как другие, но я не обещаю, что через несколько лет здесь будет Копенгаген. Процесс преобразования Кишинева будет долгим, нудным, болезненным и проблематичным. Мы планируем начинать процесс развития и оздоровления города, а лечение всегда немного неприятно. Вещи, которые не всем нравятся, будут. Но это необходимые вещи. Это как лекарства, которые нужно выпить, чтобы выздороветь. Сейчас, например, мы сносим незаконные гаражи во дворах. Люди ставят себе гаражи просто из принципа “мне надо”, а потом удивляются, почему их сносят. У нас люди привыкли делать только то, что им нужно во вред интересам других. Это одна из главных проблем нашего общества. Хочу — строю гараж, хочу — отбираю кусок земли у соседа, хочу— копаю там, где копать нельзя. Поэтому мы и живем так, как живем.  Также пожелаю всем посмотреть на город другими глазами. Мы привыкли каждый день видеть  одно и то же, глаз замыливается. Иногда нужно попытаться заметить то, на что не обращали внимания прежде. И еще я хочу, чтобы люди активно включались в жизнь города. Город — это общее дело, а у нас зона комфорта обычно ограничивается рамками квартиры. Есть наши дома, а есть враждебный мир вокруг. Так вот: весь город должен стать нашим домом, только так мы изменим положение дел.

О критике

Внутри каждой страны люди считают, что ими руководят плохо. Поэтому они и ругают власть. Я не встречал еще страну, жители которой бы говорили: “Вот наши политические лидеры — самые политические лидеры в мире”. Критикуют все и везде. Даже в Дании. Если сравнивать Копенгаген и Кишинев, конечно, Копенгаген намного лучше. Но если его горожанин сравнивает сегодняшний Копенгаген и с той картинкой, которую он хочет получить, всегда найдется что критиковать и что улучшать. Это нормально. Всегда нужно критиковать, так как всегда есть место улучшению. Нам не нужно бояться критики. Без нее мы не развиваемся.

О задачах молодого поколения

Задача молодого поколения Молдовы заключается в том, чтобы показать и доказать, что здесь можно остаться и что-то сделать. У меня была возможность продолжить карьеру и в Мадриде, и в Копенгагене. Но я решил вернуться, чтобы развивать наш город. Да, мы отстаем, у нас проблемы, у нас всё плохо, но в то же время у нас все возможности изменить положение дел к лучшему. Главное — просто начать работать. Очень легко сидеть, жаловаться, писать в Фейсбуке, как всё ужасно и что в этом виноваты все, кроме нас. У меня к таким людям встречный вопрос: “Что они сделали, чтобы улучшить окружающую действительность?”А мы  способны улучшить жизнь в Молдове просто своим присутствием! Каждому из нас нужно выбрать нишу, будь то городское управление, бизнес, наука, культура, журналистика и своим присутствием, примером немного ее изменить. Все плохо в какой-то области, а ты приди в нее, создай проект и сделай ее немного лучше. Потом, вслед за тобой, придут еще 10 ребят, сделают еще 10 проектов, и все станет уже намного лучше. После них придут еще 100 человек, и вот у нас уже сформировалась целая отрасль. Пример — IT-технологии. За 20 лет мы стали одной из самых продвинутых в Европе в этой области стран. Правда, IT-сфера — это пока исключение, во всем остальном мы сильно отстаем. Для себя я решил, что ничего не потеряю, если посвящу 2-3 года своей жизнь, чтобы улучшить хоть что-то в Кишиневе, систему, которая окостенела и не развивается. Ее нужно модернизировать и заставлять работать по-новому. Иначе еще 5-10 лет, и этот город просто сколлапсирует.

О смене поколений

Я не делю людей на молодых и старых. Я встречал тех, кому за 80 и кто прекрасно современно мыслит. И также я встречал тех, кому 25 или 30, а образ мысли у них, как у пенсионеров. Проблема не в возрасте, проблема в головах. Мы, конечно, живем во времена смены поколений, но смена поколений — это не только вопрос возраста, это, прежде всего, смена менталитета.

О руководителях

Функция руководителей в том, чтобы обеспечивать должную работу своих подразделений, а не в том, чтобы самим чистить, мыть или менять асфальт. Если у тебя что-то не работает хорошо — это твоя вина. Не твоих подчиненных, а твоя. Ты плохой руководитель. Ты должен что-то делать: менять людей, структуру, находить деньги, обучать и т.д. Руководители должны не рукой водить, а создавать структуры и процессы, которые выполняют поставленные задачи. Работа руководителя — это всегда работа с ресурсами и их концентрация.

О Викторе Киронде вне работы

Уже не помню, какой Виктор Киронда вне работы. У нас столько работы, что я занимаюсь ей 25 часов в сутки. Иногда даже в выходные. А так… я обычный человек. Хожу в спортзал, читаю книги, смотрю фильмы, навещаю родственников, встречаюсь с друзьями. Раньше любил бегать. Сейчас времени нет, бегаю только по коридорам мэрии.

Автор: Игорь Корнилов

Telegram