5 немцев, которые оставили след в истории Молдовы
Telegram

3 октября, в национальный немецкий праздник День единства Германии, мы вспоминаем немцев, которые оставили значительный след в истории нашей страны.

Градоначальник Карл Шмидт

Был в истории Кишинёва мэр, именем которого назвали улицу еще при жизни. Речь идёт о великом кишиневском главе, Карле Фердинанде Шмидте.

Карл Шмидт родился 25 июня 1846 года в Бельцах, в интернациональной семье хирурга, прибалтийского немца по происхождению, и полячки. Семья переехала в Кишинев в 1857 году. Официально Карл Шмидт был избран Городским Головой 20 сентября 1877 года. Ему было всего 30 лет.

Суровый, педантичный, упорный, энергичный, он отличался от других городских советников, получивших домашнее образованиее, своими обширными знаниями и высокой культурой. Стратегия всех последующих лет жизни Карла Шмидта была долговременной и имела ясную цель – изменить положение вверенного ему города к лучшему. В то время нынешняя столица представляла собой довольно грязное поселение с азиатским налетом. Поэтому главной целью было придание центру губернии более современного облика с обязательным улучшением условий жизни горожан.

Шмидтом были начаты и частично закончены многие капитальные улучшения. Во-первых, Кишинев очень скоро очистился от грязи. Центральные улицы были вымощены на манер европейских, и город быстро избавился от преследовавшего его провинциального статуса. Была внедрена система канализации и построен водопровод, благодаря которому горожане получали такую необходимую в быту воду. Одним из важных шагов стал трамвай, который был не только быстрее и удобнее, но и стал для всех любимейшим видом транспорта. А вечерами горожане стали охотнее гулять в парках и городских аллеях, которые теперь были освещены.

Были открыты несколько православных церквей и молельных домов для приверженцев других религий, увеличилось число медучреждений (в частности построена больница, ныне носящая имя Тома Чорбы); открылся культурный комплекс с залом для спектаклей и концертов (теперь на этом месте здание Правительства), Земский музей. Шмидт выделял деньги гимназиям, помогал развитию ремесленного, художественного и коммерческого училищ, при нем появились и новые корпуса реального училища.

Под председательством Карла Александровича строился кишиневский инвалидный дом, от которого сохранилась часовня (теперь церковь) на Рышкановке, рядом с бывшим кинотеатром «Шипка». Шмидт инициировал открытие музея педагогики, учреждения музыкальной ассоциации «Armonia». Как он все успевал, неизвестно, но Городской Голова являлся еще и членом ряда просветительных и филантропических организаций, входил в состав наблюдательных советов некоторых учебных заведений, содействуя улучшению образовательного процесса и условий жизни учащихся.

Карл Шмидт стал одним из инициаторов установки в главном парке памятника Пушкину: именно по предложению градоначальника академик Опекушин, в то время работавший над монументом поэта в Москве, создал для Кишинева статую Пушкина в полный рост. Но, как вы знаете, собранных горожанами средств не хватило, и остановились на бюсте. Карл Александрович контролировал все этапы строительства памятника и участвовал в закладке первого камня. То же самое можно сказать о монументе Александру I.

Архитектор Николае Мерц

В Херсоне в 1890 году в семье этнических немцев родился Николае Мерц, школьные годы Мерца прошли в Кишинёве, а архитектуре учился в Санкт-Петербурге. В 1918 году Мерц возвращается в Бессарабию.

В тридцатые годы ХХ века в Кишиневе не развертывалось грандиозных строек, но в этот период появился целый ряд отдельных зданий, внесших свою лепту в облик нашего города. Это, главным образом, жилые особняки в неорумынском стиле, являющемся ответвлением стиля модерн. Большое число таких зданий создано именно Николае А. Мерцем (NicolaeA. Mertz).

Стиль, в котором он работал, у нас иногда называют «стилем Штефана чел Маре», так как основан он на элементах национальной архитектуры. Но специалисты считают, что точнее его следует называть необрынковянским. Стиль brâncovenesc, созданный мастерам эпохи Брынковяну (конец XVII— начало XVIIIв.), характеризуется истинно народными особенностями румынской архитектурной традиции. Его сравнивают, по значимости, с западноевропейским Возрождением. При этом он самобытен, оригинален, не имеет аналогов.

Именно этого неорумынского стиля придерживался в своих кишиневских работах 30-х гг. ХХ века архитектор Николае Мерц. Он не копирует использовавшиеся в старину элементы – он интерпретирует формы древней румынской архитектуры – характерные столбы, колонны, арки, навесы. У архитектора появляются новые, оригинальные детали, органично выросшие из архитектуры прошлого. Его творения – модернисткие выразительные архитектурные формы с использованием наружных лестниц, башенок, арок, полуцилиндрических сводов и полусферических куполов. Гармоничные пропорции с непростым решением планировки зданий свидетельствуют о тщательной проработке и большом мастерстве.

Таковы все творения Н. Мерца, созданные в Кишиневе. Вот дом под номером 95 на ул. 31 августа. Фасад двухэтажного строения асимметричен, но создает зрительное равновесие – за счет выверенных объемов двух его частей – каждая с собственной высокой крышей с покрытыми черепицей скатами. Детали декора, ненавязчиво вписанные в довольно строгий фасад – из арсенала средневековой архитектуры. Стоит обратить внимание на эркер – закрытый балкон, ниши под окнами без обрамлений и узкие навесы, крытые черепицей над ними. Интересен заимствованный в Средневековье свес крыши – наружная нижняя полоса ската крыши, опоясывающая фасад. Она повторяется и в других кишиневских зданиях архитектора Н. Мерца, каждое из которых неповторимо, но в каждом видно единство стиля и рука одного мастера.

N. Mertz спроектировал дома по ул. Alexei Mateevici, 68; Alexei Şciusev, 117; Columna, 154; Mihail Kogălniceanu, 50; Mihail Kogălniceanu, 69 и др.

 

Этнограф Кеппен (Köppen) Петр

Среди выдающихся ученых-этнографов немецкой национальности много знаменитых имен, внесших большой вклад в развитие этнографии Бессарабии. Один из них – Кеппен (Köppen) Петр Иванович. Его предки происходили из Бранден-бургского городка Шведта (Кеппен, 1911, 1), расположенного у реки Одер, неподалеку от границ Померании. Петр Иванович Кеппен (Köppen) родился в Харькове 19 февраля 1793 г., в этом же городе защитил в 1814 г. магистерскую диссертацию и затем переехал в Санкт-Петербург (Кеппен, 1911, 29). В мировую историю П. И. Кеппен вошел как этнограф, статистик, библиограф, академик Российской академии и Петербургской Академии наук, один из основателей Общества любителей российской словесности и Русского географического общества.

Он много путешествовал и в 1828 г. посетил Бессарабию. Находясь в нашем крае, он посещает немецкие и болгарские колонии, ведет записи, которые впоследствии легли в основу его научно-этнографических работ. Кеппен организовал систематический сбор статистических данных о численности, национальном составе населения России и издал свой фундаментальный труд – первую в истории «Этнографическую карту Европейской России» (1852).

Географ и зоолог Лев Берг

Еще один наш земляк, уроженец Бессарабии, сын одесского мещанина с немецкой фамилией – Лев Семенович Берг был выдающимся этнографом, географом и зоологом. Л. С. Берг родился в 1876 г. в г. Бендерах, в августе 1885 г. он был зачислен во вторую Кишиневскую гимназию. Немалую роль в жизни юного Берга сыграл открывшийся в Кишиневе «Зоологический Сельскохозяйствен ный и Кустарный музей Бессарабского губернского земства»: смотритель музея, Франц Францевич Остерман, привлекал к работе юного гимназиста Льва Берга. Как потом вспоминал Н. А. Димо.

Ф. Ф. Остерман привил Л. Бергу любовь к науке и родному краю. После окончания Московского университета Л. С. Берг приступил к научной деятельности. Из-под пера Л. С. Берга вышли фундаментальные труды, не потерявшие актуальности и в настоящее время. Берг прославился тем, что обладал разносторонними знаниями. Его по праву можно назвать энциклопедистом, в сферу его интересов входили этнография, география и история географии, он был также и выдающимся ихтиологом. Первая печатная работа Л. С. Берга, посвященная ихтиофауне рек Молдавии, вышла в 1897 г. Ведя широкие исследования в различных областях науки, Л. С. Берг не забывает о Бессарабии, он внимательно следит за тем, что появляется нового в литературе о бессарабском крае – ее природе, хозяйстве, населении (Крупеников, 1976, 66).

До этого, еще в Москве, он начинает усиленно собирать литературу по Бессарабии, в том числе и газеты, делая это целенаправленно, чтобы со временем написать книгу. Ученый подробно исследует все стороны жизни в Бессарабии, для чего часто посещает музеи – Румянцевский и Русский. Изучив обширные этнографические коллекции, он скрупулезно зарисовывает образцы национальной одежды молдаван и других жителей Бессарабии. По результатам длительных исследований в свет выходит работа ученого о национальном составе населения «Русская Буковина» (Берг, 1916, 720- 721). В ней представлены данные об украинской части буковинского населения. Подробно описана традиционно-бытовая культура народа, его особенности ведения хозяйства, земледелия и вероисповедания.

Между тем была уже готова и полная рукопись другого его труда – «Бессарабия: Страна, Люди, Хозяйство» (Берг, 1918).

В предисловии к своей книге автор пишет: «…Вряд ли какой край заслуживает – и с любой точки зрения – такого внимания, как Бессарабия. Это страна с благодатным климатом, допускающим такие ценные культуры, как виноград, кукуруза, табак, с плодородной почвой, дающей 120 миллионов пудов хлеба в год <…>. Этнограф имеет возможность наблюдать здесь необычную пестроту народов, не встречающуюся ни в какой другой губернии Европейской России <…>. Но еще более удивительна та вереница народов, которую на театре Бессарабии показывает нам история <…> Не следует забывать, далее, и того важного полити- ческого значения, которое имеет Бессарабия как пограничная страна, притом весьма изобильная естественными богатствами» (Берг, 1918, 5-6). Берг писал о народах, придавая особое значение описанию их жилища, хозяйства, занятиям. Останавливался на освещении их особенностей в одежде, пище, познакомил читателей с обычаями и обрядами населения края.

Л. Берг был человеком энциклопедических знаний, и, как отмечает молдавский этнограф В. П. Степанов, он был одним из немногих исследователей, который попытался обобщить накопленный материал о Бессарабии. Делал он это, используя сравнительный и исторический метод, что, безусловно, отличало его от работ предшественников.

В дальнейшем Берг Л. С. продолжает свою работу в области этнографии. Одним из самых интересных этнографических исследований ученого являются его труды, изданные Российской академией наук – Комиссией по изучению племенного состава населения России. В этой книге, выпущенной в Петербурге в 1923 г., в разделе «Немцы» уделяется пристальное внимание этническому составу немецких колонистов Бессарабии, указывается также год основания первых немецких колоний и их численный состав. В данном труде Л. С. Берг описывает этнический состав Бессарабии и на основании своих исследований прилагает к этой книге этнографическую карту Бессарабии с под- робными пояснениями и историческими справ- ками. Это поистине титанический труд ученого, внесшего большой вклад в историю этнографии Молдовы (Берг, 1923).

 

генерал и крупный винодел Пётр Витгенштейн

Русский генерал немецкого происхождения, герой Отечественной войны 1812 года Петр Христианович Витгенштейн основал курорт, где лечили вином и кумысом.

Предки Людвига Адольфа Петер фон Зайн-Виттгенштейна, — выходцы из Рейнской области, славящейся винами сорта Рислинг, виноград для которых и сейчас выращивается по южному берегу Рейна на крутых террасированных склонах.

Его отец вступил на русскую службу еще при Елизавете Петровне, дочери Петра I, правившей с 1741 по 1762 гг., а его мачехой была урождённая княжна Долгорукова.

В 1805 году супруги Витгенштейн приобрели местечко Каменка за 135 тыс. рублей ассигнациями. Каменская усадьба князя Витгенштейна принадлежала к самым великолепным на Подолье.

П.Х. Витгенштейн использовал исключительно благоприятные условия местности, создав здесь промышленный виноградник высокоинтенсивного типа. Каменка считалась родоначальницей высококачественного виноградарства и виноделия северной зоны Приднестровья.

Витгенштейн завез в имение 200 тысяч кустов винограда лучших европейских сортов и пригласил из Германии нескольких виноградарей и виноделов, которые перебрались в Каменку вместе с семьями. Немцы использовали новые для этого региона технологии выращивания винограда на каменистых террасах холмов на берегу Днестра. Камень за день нагревается, а летними ночами не успевает отдавать тепло. Капризная ягода чувствует себя в таких условиях комфортно и созревает быстро.

Витгенштейн основал винный завод, оснащенный самым передовым для того времени оборудованием. Его погреба вмещали 12 тысяч ведер вина. Предприимчивые оптовики отвозили вино во Львов, где его разливали в бутылки и отправляли дальше, даже в Москву и Санкт-Петербург.

Производимые здесь вина считались лучшими в губернии и сбывались по высоким ценам.

Благодаря Витгенштейну Каменка начала славиться как климатическая станция. Благоприятные природные условия и редкой красоты пейзажи привлекали отдыхающих.

В 1890 году в новом парке возвели большое двухэтажное здание кургауза. Рядом с ним среди цветников построили дачные домики – Каменский курорт, где лечили виноградом, кумысом, электричеством в сочетании с благоприятным влиянием климата.

 

 

По материалам oldchisinau и научным статьям Сергея Капустина.

 

 

 

Telegram